14:15 

"Оливия"

Нора Грин
Люди вообще существа упрямые, везде живут
Блейк Эбернети оказался мужчиной средних лет с умным, загорелым лицом. Первым делом он наставил на нас дробовик, но узнав Престона Гарви, опустил. Серьезно поздоровался и сразу перешел к делу. В принципе, ничего нового - банда рейдеров начала наглеть все больше и больше. Раньше они отбирали часть урожая, теперь унесли почти весь. Старшая дочь Блейка пыталась помешать им, за что поплатилась жизнью. Фермер отвел нас к свежей могиле на краю поля. Его дочери едва минуло 21 год.
- Сочувствую твоему горю, - тихо сказала я, - я знаю, что значит потерять ребенка.
- Спасибо за добрые слова, - мягко ответил Блейк, - но просто очистите землю от этих подонков. Я не хочу, чтобы они жили в то время, как моя девочка лежит в земле. И, если получится - постарайтесь вернуть серебряный медальон, который они унесли. Это семейная ценность, должна была перейти к Мэри по наследству.
- Считайте, что дело сделано, - сказал Престон.

У спутниковой станции ВВС США "Оливия" скучала пара часовых. Мы засели в кустах и внимательно следили за ними. Рейдеры лениво болтали, не особо посматривая по сторонам. Мы с Престоном решили, что ему стоит подобраться к ним поближе и без лишнего шума вырезать их, а я в этот момент останусь на месте и буду прикрывать его. Так и сделали. Пока мой напарник легко расправлялся с застигнутыми врасплох врагами, я закинула в рот таблетку ментатов.
О, это волшебное чувство, когда шестеренки в мозгу начинают вращаться быстрее, а зрение улучшается сразу на несколько диоптрий! Своего рода кайф. Я сразу заметила неподалеку несколько кротокрысов. Еще их не хватало. На одном животном были закреплены две противопехотные мины. Похоже, тихая операция отменяется.
Я знаками указала Престону на кротокрысов. Он не проронил ни слова, но я чувствовала, как в глубине души он ругается последними словами.
Одним точным выстрелом я убила "заминированное" животное, попав ему в голову. Обошлось без взрыва. Остальных мы перебили в считанные секунды и быстро ворвались в помещение спутниковой станции.
В тесном коридоре никого не было, что дало нам некоторое преимущество.
- Слушай, - быстро сказала я Престону, - здесь маленькие помещения, спрятаться особо негде. Начнем палить - сбежится вся шакалья стая. Предлагаю бить их по одному, голыми руками. У тебя нож есть?
- Кое-что получше, - ответил Престон и достал небольшой ломик, - стоп.
Он схватил меня за руку и внимательно посмотрел мне в глаза.
- Что за дерьмо ты приняла?
- Ментаты.
- Это не мое дело, но завязывай с химией. Привыкнуть проще простого, соскочить до невозможного трудно.
Я хотела огрызнуться, что благодаря ментатам я заметила кротокрысов, но не стала. Потому что он был тысячу раз прав. Да и некогда было препираться, нужно было заниматься рейдерами, которые начали что-то подозревать.
С населением "Оливии" мы справились быстро. Действовали, как команда - убивали рейдеров по одному. Престон оглушал их ломиком, я перерезала ножом глотки. Знаете, убивать из ружья или пистолета как-то... проще. Нет такого близкого контакта с жертвой, руки не заливает теплой кровью. Меня все время сильно мутило от отвращения, но в голове крутились две фразы: "Не колебаться. Не паниковать. Не колебаться. Не паниковать." И тело работало, как отлаженный механизм. С Престоном мы понимали друг друга с полуслова. За сорок минут мы зачистили всю станцию без выстрелов и почти не получив ни единой царапины. Только главарь этой банды не хотел сдаваться без боя и нам пришлось с ним повозиться. Здоровый, крепкий детина и, как ни странно, трезвый. Он ударил меня заостренной трубой по лицу, сильно разбив кожу и вырубив меня.
Когда я пришла в себя, все рейдеры были уже мертвы, а Престон брызгал водой мне на лицо. Голова гудела страшно, зрение не фокусировалось.
- Есть зеркало? - спросила я.
- Зачем оно тебе?
- Хочу посмотреть, на сколько все плохо.
- Пока ничего хорошего, - ответил Престон, доставая аптечку. Переступил через труп главаря рейдеров, он взял со стола бутылку виски, выудил из аптечки хирургическую иглу, щедро плеснул на нее из бутылки, протер свои руки, налил немного мне на рану. Я взвыла от боли. Он протянул мне бутылку:
- Мед-х у этих ребят, конечно, есть, но лучше потерпеть. Алкоголь - тоже анестетик.
- А нельзя просто воспользоваться стимулятором? - без особой надежды спросила я. Хотя я знала ответ - можно, конечно. Под воздействием стимулятора поврежденные клетки начинали очень быстро восстанавливаться и бесконтрольно делиться, что приводило к очень уродливым шрамам на теле. Поэтому серьезное ранение сначала предполагалось зашить.
- Была бы ты мужчиной, я бы сказал, что шрамы украшают, - бурчал себе под нос Престон, прошивая иглой мою кожу, - но ты милая девушка, и шрамы тебе ни к чему. Поэтому я говорю тебе, что когда попадешь в Даймонд-Сити, найди дока, который занимается пластической хирургией. Процедура обойдется не дешево, но будет стоить каждой потраченной крышки. Теперь можешь доставать свой стимулятор.
После укола, как всегда, по телу разлилось тепло, боль в ране утихла почти сразу, осталось только легкое жжение. Через несколько минут Престон повыдергивал из моего лица ставшие ненужными нитки.
- На самом деле все не так уж и плохо вышло.
Я ничего не ответила. Мне почему-то резко стало все равно, что стало с моей внешностью. Я поднялась и, пошатываясь, начала рыться в рейдерском барахле, приказав Престону проверить карманы мертвецов.
Я нашла немного крышек, три стимулятора, много наркотиков и небольшой сундучок с женскими побрякушками, среди которых оказался серебряный медальон Эбернети. Его я спрятала отдельно, прихватив весь сундучок с собой.
Мы сняли приличное количество патронов с трупов, выбрали самое лучшее оружие и броню. В одном из шкафов обнаружили то, что просил Стурджес - целую кучу запчастей от турелей. Нагрузившись под самую завязку, мы отправились в обратный путь на ферму.

@темы: Fallout, Fallout 4, Нора, Убежище, записки выжившего, убежище / sanctuary

URL
   

Записки выжившей 111

главная