Нора Грин
Люди вообще существа упрямые, везде живут
Был уже поздний вечер. Как бы мне не хотелось отправиться на поиски детектива прямо сейчас, я понимала, что гулять ночью по улицам разрушенного Бостона не самая лучшая идея. Элли сказала мне, что в баре "Скамья запасных" можно снять комнату на ночь. Я ужасно устала за день и только сейчас поняла, как же сильно я проголодалась. Поэтому я отправилась в бар.
"Скамья запасных" оказалась довольно-таки интересным местом. Обшарпанность окружения придавала ей какой-то неповторимый винтажный шарм. Также здесь было относительно чисто. Изюминкой этого заведения был его владелец Вадим Бобров, очень колоритный и громкий мужчина.
- Заходи-заходи! - закричал он с ярко выраженным славянским акцентом, - ты выглядишь так, будто бы тебе просто необходимо как следует надраться!
- Мне бы комнату, - сказала я.
- Комнатами заведует мой брат Ефим! Эй, Ефим, дама желает комнату!
К нам подошел второй мужчина, очень похожий на хозяина заведения, и за 10 крышек вручил мне ключ от комнаты номер два.
- Следите за собачкой только, - доброжелательно произнес он и удалился.
Номер был... ну, предположим, таким же винтажным, как и сам бар. В одном углу - диван и кофейный столик, в другом - кровать со старым замусоленным матрасом. Кинув рюкзак на видавший виды красный диван и приказав Псине ждать меня, я заперла комнату и вернулась в бар. Мне просто необходимо было немного промыть мозги.
- Что пить будем? - громко и весело спросил меня бармен.
- А что есть?
- Пиво, водка, старый добрый виски, ликер, вино такое, вино сякое и дежурное блюдо "Бобровка". Рекомендую - эксклюзивный напиток личного производства.
- Ну, давайте свой дежурный эксклюзив и что-нибудь покушать.
Бармен метнулся туда-сюда и через десять секунд на стойке появилась бутылка из-под рома с самодельной наклейкой "Бобровская бражка", стопка и тарелка с каким-то мясом. Я прихватила все это добро и отправилась за столик.
Еда оказалась вполне себе сносной, напиток - интересным. Как всякий нормальный самогон он немного отдавал сивухой, был крепким, но очень приятным на вкус. После двух стопок я захмелела. Оглянулась по сторонам. Посетителей было не много, каждый занимался своим делом - либо пил, либо ел, либо разговаривал со своим собеседником. На меня никто внимания особо не обращал, было ясно, что новые лица здесь не редкость. Захватив у бармена еще одну порцию мясной еды, я пошла в свой номер покормить Псину.
Пока собака поглощала свой ужин, я растянулась на кровати и по-настоящему так заревела. Впервые с того момента, как вышла из Убежища. Все время я держалась, как мне казалось, молодцом, потому что понимала, что катаясь в истерике и заламывая в отчаянии руки я ничего не добьюсь, только потрачу зря время. Алкоголь ослабил этот контроль. Меня охватило чувство безысходности. Такое впечатление, что только сейчас до меня дошло, что Нейта больше нет и никогда не будет. Что вероятность того, что я найду Шона на столько ничтожна, что мне думать об этом страшно. Что не будет никогда веселых посиделок с друзьями и барбекю. Не будет романтических вечеров с любимым и тех трогательных моментов, в которые хочется смеяться и плакать от счастья. Не будет ничего, никогда. Только истерзанная войной Пустошь, раздираемая моральными уродами и мутантами.
Я потянулась за бутылкой, сделала глоток и, наконец, заснула.

@темы: Fallout 4, Fallout, Нора, Убежище, записки выжившего, убежище / sanctuary